Моя малая родина. Село Вилегодск. Среда, 11.12.2019, 11:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | "Память, которой не будет забвенья" | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Лауреат конкурса

"Память, которой не будет забвенья"

Елена Вепрёва. Село Вилегодск

Елена Меньшакова.

ПОХОРОНКА НА СЫНА

 Закрылась дверь за уходящим почтальоном,

А у окна совсем одна осталась женщина.

На сердце – рана, боль в груди прорвалась стоном,

Листок в руке, в глазах – слеза, в сознаньи – трещина.

 

Как быть? Как жить? Да что же это, Господи?

Все мысли разбежались в разны стороны.

На похоронку смотрит мать и воет голосом!

И слышит, как над домом вьются вороны...

 

«Сыночек мой! Кровинка! Мой единственный!

Зачем тебя рожала, в муках корчилась?

Зачем познала счастье материнства я,

Зачем же скоро так оно закончилось?

 

Я вспомню всё! Теперь больнее помнится

И детский смех, и первые шажочки,

И ночи, проведённые в бессоннице

У зыбки заболевшего сыночка.

 

Я помню твои пухлые ручонки

Несмело на листочке рисовали,

Как за тобою бегали девчонки,

Как ты дарил цветы на праздник мамин.

 

Ты вырос добрым, сильным и красивым.

Ты мог бы быть в семье отцом хорошим…

Но слышен только шёпоток осины,

Склонённой над могилою заросшей.

 

Ах, если б знать мне, где твоя могила!

Я стала б приходить к ней вечерами…

И под иконой свечку засветила,

И залилась горючими слезами.»

 

Война – безумная старуха!

Что проку в том? Сама не понимаешь!

Ты – голод! Разоренье! Ты – разруха!

Ты смертью близких и любимых разлучаешь.

 

Кто право дал вершить людские судьбы

Тебе – войне ожесточённой?

Давайте воевать с войною, люди,

Чтоб не рыдала мать над похоронной!

 

Победители конкурса

возрастная номинация от 18 лет

I место

Ирина Малых. Село Никольск

Александр Романов

ТРЕВОГА

Это было в деревне, которой нету,

Но в которую можно вглядеться,

Потому что деревня эта

Называется нашим детством.

Ветры тёплые там разносили,

Чтобы людям радостно было,

Вечерами в сумерках синих

Дробный стук золотых молотилок.

И, в кепчонки картошки ранней

Накопав, сухой, розоватой,

За деревней в лёгком тумане

Веселили костёр ребята.

Это было счастьем, пожалуй,

Только кто понимал – едва ли.

И картошины с пылу да жару,

Как мячи, на ладонях летали.

Был один среди нас всех старше,

Всех бойчей – Тихомиров Васька.

Говорили матери наши,

Что дружить с ним надо с опаской.

Без отца, без матери парень,

Без присмотра живёт у тетки.

Вот и курит уже недаром,

Вот и шляется, рвёт подмётки.

Называли матери шалым,

Называли его баламутом.

Только Ваську зря обижали –

Это было ох как не мудро.

Васька нас удивлял смекалкой.

Доставал из штанины ножик —

И в ружье превращалась палка,

И в свистки – ивняк придорожный.

А за это ему ребята

Иногда из карманов отцовских,

Как подарок, несли воровато

По одной или две папироски.

Он закуривал, осмотревшись,

И сквозь зубы чиркал красиво.

Снисходительная небрежность

В каждом жесте его сквозила.

Он ходил всё в одной рубашке

И в одном пиджаке потёртом,

Но зато – всегда нараспашку,

Но зато – перед нами гордо!

А зимой, бывало, в метели,

Нам из дому не отлучиться,

Если мы шарфы не надели

Или шубные рукавицы.

Ну, а Васька даже до школы,

А потом не спеша обратно

Брёл за пять километров в холод,

Кулаки в рукава запрятав.

Рукавиц у него не бывало,

А пиджак был слишком коротким.

Ох, не сладко жилось у старой,

У какой-то троюродной тётки...

А потом... Не ждали такого –

Вдруг заряды немецкой стали

Где-то ухнули подо Львовом,

А как будто у нас упали.

Сразу выкрик – война! – осколком

По окошкам и здесь шарахнул –

И качнулась деревня с пригорка,

Будто кто ударил с размаху.

И повестки с железным слогом

Полетели из сельсовета.

Мужики по жаркой дороге

Уходили в морозное лето...

От беды увядали краски.

Бабы горестно голосили.

Постарела деревня. И Васька

Раньше времени стал Васильем.

Он мотался с плугом по пашне

И ворочал мешки на севе.

И девчонки, намного старше,

Перед ним, потупясь, краснели.

Он остался парнем последним –

Им под вечер и выйти не с кем.

Только он всё чего-то медлил,

Всё стеснялся... И вдруг – повестка.

Провожали вечером зимним –

Шли и плакали женщины рядом.

В первый раз вот такое с ними:

Стали все ему матерями!

Запоздавшее чувство горько...

Торопясь, из домов приносили

Самосад, папиросы, махорку –

Мол, бери и кури, Василий.

Он по улице шёл, как бывало,

Кулаки в рукава запрятав.

Рукавицы ему совали –

Сколько вдруг! – на меху, на вате.

Что бы сделать ещё – не знали...

Мы, мальчишки, ватагой спешили.

Он сначала простился с нами,

А потом простился с большими.

Уходил он старинной дорогой

Навсегда – только мы росли бы:

Из деревни она – для многих,

А обратно – лишь для счастливых.

... Вот с приятелем мы в деревне.

Вспоминаем давнее время.

Вдруг заминка, и слышу с болью:

«Тихомиров? Васька? Не помню...»

Умирают солдаты дважды –

От штыка или пули вражьей

И спустя много лет, в грядущем,

От забывчивости живущих.

Только сердце не примирится

И не будет с этим согласно.

Мне которую ночь не спится...

Встань в стихах, Тихомиров Вася!

 

 

II место

Эделия Ногтева. Станция Виледь

В.Корнийчук.

Полевой цветок

 

III место

Эльвира Муравченкова. Село Никольск

Роберт Рождественский.

210 шагов. Отрывок из поэмы.

Было Училище. 
Форма - на вырост 
Стрельбы с утра.
 Строевая – зазря. 
Полугодичный 
 ускоренный выпуск. 
И на петлице - 
два кубаря... 

Шёл эшелон
 по протяжной
 России, 
шёл на войну
 сквозь мельканье берёз 
«Мы разобьём их!..» 
«Мы их осилим!..» 
«Мы им докажем!..» -
 гудел паровоз. 
Станции
 как новгородское вече. 
Мир, 
где клокочет людская беда. 
Шёл эшелон. 
А навстречу,
 навстречу – 
лишь 
санитарные поезда... 

В глотку не лезла
 горячая каша. 
Полночь 
была, как курок,
 взведена... 
«Мы разобьём их!..» 
«Мы им докажем!..» 
«Мы их осилим!..» -
 шептал лейтенант. 
В тамбуре, 
Маясь на стрелках гремящих, 
весь продуваемый
 сквозняком, 
он по дороге взрослел –
 этот мальчик – 
тонкая шея, 
уши торчком... 
Только во сне, 
оккупировав полку 
в осатанелом
 табачном дыму, 
он забывал обо всём 
ненадолго. 
И улыбался. 
Снилось ему 
что-то распахнутое
 и голубое. 
Небо, 
а может,
 морская волна... 

«Танки!!.» 
И сразу истошное:
 «К бою-у!..» 
Так они встретились: 
Он 
и Война... 

...Воздух наполнился громом, 
 гуденьем.
Мир был изломан, 
был искажён... 
Это
 казалось ошибкой,
 виденьем, 
странным,
 чудовищным миражом... 
Только виденье 
не проходило: 
следом за танками
 у моста 
пыльные парни
 в серых мундирах 
шли 
и стреляли от живота!.. 
Дыбились шпалы! 
Насыпь качалась! 
Кроме пожара, 
Не видно ни зги! 
Будто бы это планета
 кончалась 
там, 
где сейчас наступали
 враги! 
Будто её становилось
 всё меньше!.. 

Ёжась 
от близких разрывов гранат, - 
чёрный,
 растерянный,
 онемевший, – 
в жёстком кювете 
лежал лейтенант. 
Мальчик
 лежал посредине России, 
всех её пашен,
 дорог
 и осин... 
Что же ты, взводный?! 
«Докажем!..» 
«Осилим!..» 
Вот он -
 фашист! 
Докажи. 
И осиль. 
Вот он –
 фашист! 
Оголтело и мощно 
воет 
его знаменитая
 сталь... 

Знаю, 
что это почти невозможно! 
Знаю, что страшно! 
И всё-таки
 встань! 
Встань, 
лейтенант!.. 

Слышишь,
 просят об этом, 
вновь возникая
 из небытия, 
дом твой, 
пронизанный солнечным светом, 
Город. 
Отечество. 
Мама твоя... 
Встань, лейтенант! 
Заклинают просторы, 
птицы и звери, 
снега и цветы. 
Нежная
 просит
 девчонка, 
с которой 
так и не смог познакомиться
 ты! 
Просит
 далёкая средняя школа, 
ставшая госпиталем 
 с сентября. 
Встань! 
Чемпионы двора по футболу 
просят тебя –
 своего вратаря! 
Просит
 высокая звёздная россыпь, 
горы,
 излучина каждой реки!.. 
Маршал 
приказывает 
и просит: 
«Встань, лейтенант!
 Постарайся!
 Смоги...» 
Глядя значительно и сурово, 
Вместе с землёю и морем
 скорбя, 
просит об этом 
крейсер «Аврора»! 
Тельман 
об этом просит
 тебя! 
Просят деревни,
 пропахшие гарью. 
Солнце,
 как колокол,
 в небе гудит! 
Просит из будущего 
Гагарин! 
Ты
 не поднимешься – 
он
 не взлетит... 
Просят 
твои нерождённые дети. 
Просит история... 

И тогда 
встал
 лейтенант. 
И шагнул по планете, 
выкрикнув не по уставу: 
«Айда!!.» 
Встал 
и пошёл на врага,
 как вслепую. 
(Сразу же сделалась влажной
 спина.) 
Встал лейтенант!.. 

И наткнулся
 на пулю. 
Большую и твёрдую, 
как стена... 
Вздрогнул он,
 будто от зимнего ветра. 
Падал он медленно,
 как нараспев. 
Падал он долго... 
Упал он
 мгновенно. 
Он даже выстрелить 
не успел! 

И для него наступила
 сплошная 
и бесконечная тишина... 

Чем этот бой завершился – 
не знаю. 
Знаю,
 чем кончилась
 эта война!.. 

Ждёт он меня 
за чертой неизбежной. 
Он мне мерещится
 ночью и днём – 
худенький мальчик, 
всего-то успевший 
встать
 под огнём 
и шагнуть
 под огнём!.. 

...А над домом тучи 
кружат-ворожат. 
Под землей цветущей 
павшие 
лежат. 
Дождь
 идёт над полем, 
родную землю
 поит...
Мы про них 
не вспомним, – 
и про нас 
не вспомнят! 
Не вспомнят
 ни разу. 
Никто 
и никогда. 
Бежит
 по оврагу 
мутная вода... 
Вот и дождь
 кончился. 
Радуга 
как полымя... 
А ведь очень 
хочется, 
чтоб и про нас
 помнили! 

Продолжение http://selovilegodsk.narod.ru/index/quot_pamjat_kotoroj_ne_budet_zabvenja_quot_prodolzhenie/0-345

» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz