Моя малая родина. Село Вилегодск. Среда, 11.12.2019, 08:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | из истории Вилегодского детского дома | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Из истории Вилегодского детского дома

 

Историческая справка 

 

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная Война. Фашистские захватчики быстро продвигались на восток. Из захваченных врагом районов на Виледь стали прибывать эвакуированные женщины, старики, дети. С чувством высокого гражданского долга, с душевной теплотой отнеслись население и руководство к приёму, размещению, трудоустройству эвакуированного населения и, прежде всего, детей, потерявших родителей.

30 августа исполком райсовета выделяет под интернат для размещения эвакуированных детей помещение в селе Вилегодске (бывший дом коммуны), обязывает сельский совет провести там за счёт средств самообложения необходимый ремонт к 10 сентября и быть готовым к приёму детей.

20 апреля 1942 года был издан приказ по Вилегодскому РОНО под № 12, в котором было следующее: «Разрешаю открытие интерната для детей, эвакуированных в Вилегодский детский сад. Директором вновь открывающегося интерната назначаю Гомзякова А.С. Зав. РОНО Елезов.» 8 июня 1942 года на работу в Вилегодский интернат была назначена прибывшая в район Петрова В.С. Первоначально она была воспитателем. С августа 1944 года, когда Гомзяков А.С. был переведён в Мауринскую начальную школу, возглавила Вилегодский детдом. В октябре 1946 года её сменил на этом посту вернувшийся с фронта педагог Журавлёв Н.А.

С воспитанниками работал большой коллектив работников. Воспитатели: Климова A.M., Нехлюдова С.П., Попова З.Ф., Попова Н.В., Харитонова А.П., Табонайнен Л.П., Титаренко Д.И.и др. Медсёстры: Непеина Е.П., Харитонова Т.С. Пионервожатые: Табонайнен А.П., Шенина Л..B. Инструкторы по труду, руководители кружков: Гомзяков И.П., Гомзякова М.В., Журавлёва Г.Ф., Егорова А.П. Бухгалтером детдома  был Качилов Л.Ф.  Повара:  Меньшакова Т.С., Гомзякова А.Ф., Непеина Р.С.и Елезова Т.Е.; Завхозы: Гомзяков Н.П. и Воронцов И.П.; а также Шевелёва A.M., Непеина К.С., Непеина А.Н.                                                                           

В разные годы в детдоме проживало от 50 до 80 детей разных национальностей. Здесь были русские, украинцы, эстонцы, карело-финны, евреи, немцы и др. В августе 1955 года в связи с расформированием детского дома на основании распоряжения облоно и приказа Вилегодского РОНО воспитанники были направлены: в Подюжский  и Коношский детские дома, в Архангельское Облоно.

Все работники детского дома были освобождены от работы, и 5 сентября 1955 года Вилегодский детский дом был закрыт.

Использованные материалы:

1. Вилегодский край.- Архангельск: Правда Севера, 1999.- с. 56.

2. Кобелев Л.М. Вилегодский район в годы Великой Отечественной войны. - Архангельск, 2010. - с.59.

2. Вилегодский районный архив: (Фонд № 198; Фонд № 136 опись 4 дело 82; Фонд № 192 опись 4 дело 215; Фонд № 136 опись 2)

  

Работники Вилегодского детского дома.

Верхний  ряд: Табонайнен А.П., Харитонова Т.С., Непеина З.В., Гомзякова М.В., Табонайнен Л.П., Елезова Т.Е.                                            

Нижний ряд: Воронцова М.А., Воронцов И.П., Журавлёв Н.А., Гомзяков И.П., Гомзякова А.Ф.

1-й ряд: Ленина Оля, Ожегова Нина, Яшкина Римма, Жукова Лида, Кичигина Галя, Меньшакова Рая, Неронов Вася, Дуракова Нина, Мещерская Лена, Шенина Нина, Иванова Хиля.

2-й ряд: Демидова Нина, Меньшакова Галина Андреевна (воспитатель), Непеина Екатерина Петровна (медсестра), Гер Люба, Ширяева Зина, Дарья Игнатьевна - воспитатель, Климова Тамара, Непеина Раиса Савватеевна - повар, Табонайнен Лилия Павловна - воспитатель, Лазарева Надя.

3-й ряд: Сикконен Лена, Каллио Герта, Климова Александра Михайловна - воспитатель, Климова Надя,Аникиев Вася, Шевелёва Зоя, Герасимова Вера, Гомзякова Маша, Базарова Шура, Митюгова Люба, Фенёва Тамара, Климова Лина.

  В гости в детдом и к своим друзьям приехала бывший директор детдома Петрова Варвара Семёновна. Собрались некоторые работники и воспитанники, чтоб запечатлеть эту встречу.                                        

Вверху  1 ряд: Меньшаков Валик (сын повара Татьяны Савватиевны), Лобанов Володя (сын директора школы, не воспитанник д/д), Дружинин Володя (сын технички Августы Никаноровны), Непеин Веня (брат медсестры Екатерины Петровны). 2 ряд: Табонайнен Альма, Климова Надя, Табонайнен Лилия Павл., Герасимова Вера, Кичигина Галя. 3 ряд: Юганец Иван Филиппьевич, Петрова Варвара Семёновна – гостья, Непеина Августа Никаноровна, Непеина Екатерина Петровна с племянницей Валей.  4 ряд: Петров Лёня – сын Варвары Петровны, Воронцов Валерий (сын Ивана Петр. – завхоза д/д), Воронцов Володя – сын Екатерины Петровны.

 Надежда Непеина (Климова)

Баллада о детдоме.

(Моим близким друзьям и подругам детства,1946-1948-1952)

Босоногое детдомовское детство,

Мне тебя вовеки не забыть:

Зою, Машу, Альму, Зину,  Грету…

Буду всю сознательную жизнь любить.

 

Не забыть, как Нина хлеб делила…

Как носили тын из-за окрестных деревень.

Как мы сено для Мурысьи все косили,

Как мы Сокола кормили каждый день.

 

Как на сенокос  таёжный в Гари

Группами ходили все пешком.

Как ириски у костра делили,

Копны мы таскали вчетвером.

 

Были смех, усталость , радость ,слезы.

Ждали дождика в погожий день,

Чтобы снова сбегать понарошку

Из Гарей в кино нам поскорей.

 

Не забыть , как на реку ходили,

Как купались и ныряли со «скалы»,

Иногда тонули и кричали,

Малыши барахтались в мели.

 

Иногда колхозу помогали:

Сорняки пололи, собирали колоски,

Лён с делянок собирали в бабки,

И картошку убирали до зари.

 

Шарой мы садились на машину,

Уезжали до Максимихи порой,

И весёлой, шумною ватагой

Возвращались ночью мы домой.

 

Не носили мы шикарных платьев,

Не плясали в туфлях с каблуком,

Но зато мы в жизни познавали

Каждую копеечку трудом.

 

Там мы все познали слово дружба,

Там мы породнились навсегда,

Там мы одеялом накрывались

Не имея платья и пальто.

 

Тётя Ксеня не ругала понапрасну,

Милая и добрая была,

Когда Валя в белом балахоне

Сильный шум вдруг в спальне подняла.

 

Там ковался трудный наш характер:

Правду говорить и делать всем добро,

Что б потом нам не мешало в жизни

Чёрствое людское зло.

 

Время пролетело очень быстро,

Разлетелись мы по сторонам.

Вдруг закрылись двери нашего детдома,

Негде встретится теперь всем нам.

 

Кто закончил ВУЗы, кто ремёсла,

Все теперь у дела мы,

Кто-то канул в вечную безвестность,

Кто-то снова у порога тьмы.

 

Кто-то учит малых ребятишек,

Кто-то шьёт, поёт, кроит,

Кто-то в дальнем море у штурвала

В синюю туманну даль глядит.

 

Многим пережить пришлось немало:

Жизнь коверкала, котосала, стригла.

Только та детдомовская «школа»

Всё перенести нам помогла….

 

Стоит наш старый ветхий дом,

Никто давным-давно из нас уж не был в нём.

Но в памяти своей навек мы сохраним

Уют, тепло давно минувших дней.

Виледь приютила их в самые трудные годы


Вспоминая о военных годах, нельзя не вспомнить о том, сколько горя и страданий принесла война детям. Сотни тысяч детей лишились тогда всего: детства, родителей, дома…  Города и районы, где не было боевых действий, старались помочь обездоленным детям. Не была исключением и наша Виледь.  Здесь пережили войну много эвакуированных детей и семей.

О детском доме, что существовал в годы войны в Вилегодске, в районной прессе писалось не раз. Он был открыт весной 1942 года и назывался интернат для эвакуированных детей. Страшно представить, что довелось пережить этим мальчикам и девочкам до того, как они оказались на Виледи. Ленинградские дети, карельские, украинские, прибалтийские…  Иван Макконен, Армас Лайтинен,  Лилия, Антонина и Альма Табонайнен, Веня и Витя Денежкины, Эдик Генрихс, Павел и Герта Каллио, Оля Мацан, Юза Макар, Ваня и Ганна Притыск …  Разве назовёшь всех, для кого Виледь стала «малой родиной», которая приютила и обогрела в самые трудные годы?!  Даже по именам детдомовских детей видно, насколько разными они были, в каких разных местах жили до войны, но здесь, на Виледи, им суждено было встретиться и стать одной большой и дружной семьей. Теперь им надо было учиться жить всем вместе, помогать друг другу, приспосабливаться к условиям местной жизни.  Самое главное, в чём они нуждались, потеряв родителей и дом – это любовь и забота, душевное тепло тех, кто их окружал, и, конечно же, еда. Пусть её было мало, но это была спасительная еда, которая позволила истощённым детям выжить.  А сколько терпения, доброты и сострадания потребовалось работникам детского дома, чтобы отогреть детские сердца, чтобы пережившие столько горя дети снова стали играть, смеяться и веселиться. 

По-разному сложились судьбы воспитанников Вилегодского детдома, в разные концы страны разъехались они после выпуска, но за то, что выжили в этой войне, они благодарны детскому дому и людям, которые заботились о них.  Евгений Васильевич Погодин из города Кизел Пермской области помнит о Вилегодске всю свою жизнь: «С глубоким уважением и благодарностью вспоминаю весь коллектив детдома и политику государства в деле воспитания детей в то нелёгкое время».

Родился он в 1930 году в  Калининской (Тверской) области.  В 1935 году семья переехала в Карелию, в Лоухский район. В декабре 1941 года их отправили в эвакуацию,  потому что фронт был уже недалеко. Женя хорошо запомнил «путешествие» в товарном вагоне по недавно построенной через карельские болота железнодорожной ветке от станции Беломорск Кировской железной дороги до станции Обозёрская Северной железной дороги. Эта новая линия многим спасла жизнь, так как основная дорога была уже перерезана врагом. На станции Виледь эвакуированных встречали множество подвод с санями. Привезли всех в райцентр и  распределили, кого куда. Семья Погодиных попала в Вилегодск. Название первой деревни, в которой им довелось жить около двух месяцев, Евгений Васильевич не запомнил. Затем семья переехала в Гришинскую. Отец работал в бондарной мастерской, которая стояла на самом берегу Виледи, потом – мастером на смолокуренном заводе в лесу. В мае 1942 года у Жени умирает мать, а в декабре 1942 года – отец.  Двенадцатилетний мальчик остаётся один и в январе 1943 года попадает в детдом. После окончания Вилегодской семилетней школы в 1945 году он поступил в Лисичанский горный техникум Ворошиловградской (Луганской) области, закончил его в 1949 г. и был направлен в город Кизел Пермской области, где и живёт до сих пор. За время учёбы в техникуме дважды приезжал на каникулы в детдом. Руководство детского дома всегда находило возможность принять своих повзрослевших воспитанников: кормили, оставляли на ночлег и даже в обратную дорогу еды давали.  А как же иначе, ведь эти ребята возвращались сюда как в родной дом, в свою семью. Последний раз Евгений Васильевич был в Вилегодске в 1951 году, когда уже работал на шахте. В тот приезд он помогал директору Николаю Александровичу Журавлёву строить баню для детдомовцев.

Детский дом не только сохранил этим ребятам детство, но и приучил к труду, дал хорошую путёвку в жизнь, вселил уверенность, что всё у них будет хорошо. Вот и Евгений Васильевич, получив специальность, всю жизнь проработал на шахте: начинал механиком участка, потом стал начальником вентиляции шахты, горным мастером (руководитель смены на участке), а позднее – инженером по охране труда и технике безопасности шахты.  Сейчас Евгению Васильевичу уже за восемьдесят. Выросли дети, внуки, подрастают правнуки, но чем старше он становится, тем чаще память возвращает его в Вилегодск, где он провёл самые тяжёлые в своей жизни годы, где покоятся его родители…  Как признаётся сам Евгений Васильевич: «Вилегодск из памяти не выбрасываю».  Давний подписчик газеты «ЗОЖ», он всегда очень внимательно прочитывал фамилии и адреса пишущих в газету людей в надежде увидеть адрес, ставший родным – село Вилегодск. Какова же была радость у пожилого человека, когда в январе 2011 года в одном из номеров он прочёл письмо от В.В. Непеиной из Вилегодска, благодарившей читателей газеты за советы, которые помогли ей справиться с болезнью.  Фамилия Евгению Васильевичу тоже была знакома: он хорошо помнил Непеину Екатерину Петровну, работавшую в детдоме медсестрой. Недолго думая, он садится за письмо В.В.Непеиной, в котором рассказывает свою историю и просит рассказать что-нибудь о жизни Вилегодска и, если это возможно, о судьбах воспитанников Вилегодского детского дома. И надо же было случиться такому совпадению, что та самая Валентина Владимировна, писавшая в «ЗОЖ», оказалась дочерью Надежды Дмитриевны Непеиной, которая, как и Евгений Васильевич, после смерти родителей воспитывалась в Вилегодском детдоме. Вот уж удача так удача!  Надежда Дмитриевна  ко всему, что связано с детским домом, относится с особым трепетом. Она всегда интересовалась жизнью своих друзей по детдому, с некоторыми из них поддерживает отношения до сих пор, поэтому письмо Евгения Васильевича её очень растрогало. Ответное письмо, по признанию Евгения Васильевича,  он тоже читал со слезами на глазах.  Хотя Надя Климова попала в детдом в 1947 году, когда Женя Погодин уже учился в техникуме, они знали друг друга, к тому же Евгений Васильевич был дружен со старшей сестрой Надежды Дмитриевны – Линой. Они вместе учились в школе и даже сидели за одной партой. Так что у них очень много общих знакомых, общих воспоминаний, которыми они делятся друг с другом в ходе переписки. Поразительно, что этот человек сохранил очень светлые и четкие воспоминания о селе и детдоме:  «Помню, что на сенокосе командовал конюх Семён Демьянович, он в своём хозяйстве держал детдомовскую лошадь, у которой была кличка Мурысья. Хорошим косарем из детдомовских ребят был Вилли Эноярви. Помню, как на полях Дресвянки дёргали лён, жали овёс, я серпом порезал палец левой руки. Помню, как копали картошку около больницы на Дресвянке, как осенью спасали от мороза горох на полях Заболота…»

Евгений Васильевич очень удивился тем изменениям, что произошли с Вилегодском за то время, что он здесь не был: заасфальтированной дороге, железобетонному мосту, тому, что когда-то в Вилегодск даже летали самолёты…  А вот то, что в XXI веке в Вилегодске нет радио, он предположить не мог. Совсем недавно Надежда Дмитриевна отмечала юбилей, и Евгений Васильевич решил сделать для неё сюрприз: поздравить по радио. Написал в редакцию письмо с заказом и позвонил Надежде Дмитриевне, чтоб предупредить. Тогда и выяснилось, что радио для жителей Виледи – недоступное удовольствие. Вот такой случился казус!

Пребывание в Вилегодске осталось в памяти Евгения Васильевича на всю жизнь. Он на склоне лет мечтает навестить село, где прошло его детство, и корит себя за то, что не сделал этого раньше, когда был моложе.

Елена Маланина

"Знамя труда", 2013 год, 14 мая, с.3

Уехали из блокадного Ленинграда на Виледь



…До войны в пригороде Ленинграда, в огромном доме с красивым ухоженным садом жила семья Табонайнен. Глава семейства – Павел Степанович – работал инженером по строительству мостов. Его жена – Анна Степановна – была фармацевтом, работала в одной из аптек.

По национальности супруги – карело-финны (ингерманландцы). Воспитывали четырех дочек: Лилю – двенадцати лет, девятилетнюю Антонину, пятилетнюю Альму и Любу, которой исполнилось два годика. Старшая Лиля – это моя бабушка.
В первые дни войны глава семейства был призван на фронт и почти сразу же погиб. Анна Степановна осталась одна с детьми. Началась блокада. Жителей города эвакуировали через Ладожское озеро. Решилась на эвакуацию и Анна. С собой на баржу можно было взять поклажу до 30 килограмм. Из одежды взяли отцовский тулуп, кое-что девчонкам да продуктов немного. Отправились, сами не зная куда, лишь бы от войны подальше. На барже плыли три дня при постоянной бомбежке. Затем их пересадили на поезд и повезли, как сказали, на Север. Куда именно – никто не знал. Первое время тоже бомбили, но по мере удаленности от линии фронта бомбежка прекратилась.
Когда долго стояли, люди разжигали костры, чтобы вскипятить воды, заварить какую-нибудь похлебку. Во время одной из таких стоянок Анна варила на костре кашу своим голодным девочкам, и вдруг, без какого-либо объявления, поезд тронулся. Что тут началось! Все бежали, кричали! Анна, с обезумевшим от страха лицом, ухватилась за вагон, очень сильно поранила руку: ржавый гвоздь проколол ладонь насквозь. Но она не отстала от поезда. Обняла своих перепуганных детей, а вот только каши так и не удалось поесть.
На другой день у нее поднялась температура. Самые необходимые лекарства у женщины были с собой, но нужны были антибиотики. Пошло заражение крови и через три дня Анна умерла. Через несколько дней от голода умерла и самая младшая девочка – Люба. Всех умерших помещали в последний вагон. Когда поезд дошел до станции Котельничи, всех мертвых сгрузили и похоронили в братской могиле. 
Вагон, в котором ехали дочки Анны Табонайнен перецепили и отправили дальше на Север. Путь был тяжелым и далеким. У девочек украли вещи и документы. Остался только отцовский тулуп, на котором они сидели, и который их спасал от холода. Долгих три месяца ехали сестры до конечной точки – станции Виледь. Когда поезд остановился, все вышли, а они остались сидеть в вагоне, закутавшись в отцовский тулуп. За окном было темно, холодно. Куда они должны были идти? Вагон отогнали в тупик. Девочкам было очень страшно, не было сил даже кричать. На их счастье какой-то мужчина пошел проверять вагоны и обнаружил детей. На подводе их привезли в лесопункт Нарчуг, поселили в холодном, нетопленном доме, есть было нечего. Через некоторое время добрые люди принесли им одежду и поесть. Правда, однажды девочки лишились отцовского тулупа: один человек предложил им ведро картошки в обмен на тулуп. Конечно, дети согласились, а картошка оказалась вся гнилая.
Так началась жизнь трех сестер Лили, Тони и Альмы Табонайнен на Виледи. В селе Вилегодске открыли Детский дом и девочек взяли туда одними из первых. Когда четырнадцатилетней Лиле выправляли документы, то прибавили возраст, чтобы она могла работать. По документам она стала шестнадцатилетней и была оформлена пионервожатой Детского дома. Это был 1943 год. В дальнейшем она уже работала воспитателем. Дети ее очень любили, ласково называли «наша Лиля» или «наш Лилек». Впоследствии она окончила Сольвычегодское педагогическое училище, получив диплом учителя начальных классов. В 1950 году Детский дом в Вилегодске закрыли, но вернуться девочкам было не куда. Они написали письмо в Парголово, где они жили до войны, им пришел ответ, в котором сообщалось, что на месте их дома – огромная воронка от бомбежки. И Лиля Табонайнен осталась жить на Виледи. Ей предложили работать заведующей Вилегодским клубом. Согласилась, но немного поработав, поняла, что ее призвание – учить детей. Направили в Курьинскую начальную школу. Там и судьбу свою встретила – вышла замуж за Василия Афанасьевича Меньшакова. С мужем воспитали пятерых детей. Сейчас ее дети, вспоминая маму, говорят: «Она была отличным учителем, замечательной мамой, хорошей женой. С ней было легко, она ни когда не плакалась, не жаловалась на жизнь».
Ее сестра Антонина, после войны окончила в Москве ткацкое училище, но немного поработав в городе, вернулась в Вилегодск. Младшая Альма – получила диплом педагога. Вышла замуж, уехала на родину мужа в город Черкесск.
На долю Лили Павловны Меньшаковой (Табонайнен) выпало немало горя, трудностей, но дети вспоминают ее, как большого оптимиста и с гордостью рассказывают историю своей семьи, уже своим детям. Вот так эту историю узнала и я.


Анна АЛЕКСАНДРОВА, 9б класс, МОУ «Ильинская СОШ»

Знамя труда, 2015 год, 7 апреля 

» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz