Моя малая родина. Село Вилегодск. Среда, 11.12.2019, 08:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Аникиев А.А. | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Аникиев Алексей Андреевич

На всю жизнь осталась верна своему Лёне

Позади очередная годовщина великой Победы. Все мы знаем о тех бедствиях, которые принесла война нашему народу.  Миллионы советских семей потеряли тогда свою надежду, свою любовь, своих кормильцев, которых никто не заменил и никогда не заменит. Сегодняшний  рассказ об одной из таких семей.

В деревне Софроновская, что в Вилегодском сельсовете, жила до войны счастливая семья: молодые, любящие друг друга родители и двое детишек - дочка  и крошка-сын. Алексей Андреевич Аникиев и его жена Людмила Александровна были женаты восемь лет, но пожить вместе пришлось совсем немного. Алексей Андреевич был заведующим районной внутренней торговлей.  Работа требовала постоянных разъездов - по всему району приходилось ездить с проверками.  Из-за его работы семье даже приходилось менять место жительства. А тут ещё и финская война,  на которую Алексей был мобилизован. В июне 41-го мирная жизнь снова прервалась. И вновь разлука. Коммунист А.А. Аникиев был отправлен на фронт в числе первых.  В победе над врагом Алексей Андреевич не сомневался. «Финнов победили и немцев победим», - говорил он. Но какой ценой достанется эта победа, никто тогда даже предположить не мог. Дочь Лидия Алексеевна Попова 1933 года рождения, проживающая в деревне Гришинская, помнит, как уходил отец на войну, как прощался с родными, как достал из зыбки маленького сына и не смог сдержать слёз. Жена и мать провожали его, держа с обеих сторон под руки, и очень плакали. Она тоже бежала за ними до Маурина, но не плакала, потому что не понимала ещё своим детским умом, куда он отправляется. Она привыкла к тому, что отец часто уезжал, а потом возвращался, поэтому не видела в этом ничего страшного.  Не знала, не ведала она тогда, что отец уходит навсегда.

А потом  были треугольники писем, которых с одинаковым нетерпением ждали и Алексей на войне, и его семья в Софроновской. Эти письма да несколько фотографий времён финской войны – вот и всё, что осталось от Алексея Андреевича Аникиева его родным.  Эти бесценные семейные реликвии после смерти матери бережно хранит его дочь. Она читала письма отца своим детям и внукам, разрешила почитать и нам.  Они  пожелтели от времени, протёрлись на местах сгибов, некоторые слова в этих письмах невозможно прочесть – расплылись. Не от слез ли, которые проливала над ними мать Лидии Алексеевны? Но и того, что удалось прочесть, достаточно, чтобы получить представление о человеке, который их писал, понять, как сильно любил он свою семью, как заботился о жене, детях, родителях,  как надеялся на победу и на возвращение домой.

«Здорово, многоуважаемая Людмила Александровна, Лида и Коля. Шлю я вам свой горячий привет и наилучшие пожелания в  вашей жизни. Пишу вам маленькое письмо. Вчера вам писал ответ на ваше письмо, сегодня нашёл время,  решил снова черкнуть несколько строк».

Первое время Алексей Аникиев  находился на станции Исакогорка, где обучал перед отправкой на фронт новобранцев: «Разрешите сообщить несколько слов о себе. Жив, здоров, существенных изменений каких-либо в жизни не произошло. 15 января я снова приступил к обучению нового пополнения, место нахождения у меня то же, что и было» (из письма от  18.01.1942г.)

Когда читала  письма Алексея жене, заметила, с какой любовью и нежностью он к ней относился: «Милая Люся! Ровно два месяца, то есть с 20 декабря не получал от тебя ни чёрточки. Меня крайне интересует  твоя жизнь, здоровье и здоровье детей. Считаю в данный момент лучшим из лучшего в жизни восстановить с тобой связь».

Об очень тёплых отношениях между отцом и матерью вспоминает и Лидия Алексеевна. Она запомнила с детства, что отец не уходил на работу, не поцеловав жену. А когда Людмила за что-либо сердилась на мужа, он, по словам дочери, «схватит её на руки и кружится с ней по избе, пока она не засмеётся».

Его  фронтовые письма поражают своей добротой и заботой о близких:

 «Сообщаю, что твою открытку получил, за которую, хотя она и скромна, но искренне благодарю. Главное, я из неё узнал, что вы живы».

«Людмила, живи лучше, храни своё здоровье и здоровье детей, меньше скучай. Быть может, всё будет в порядке».

Там, на войне, вдали от родных мест он видел во сне свою семью: «Людмила, я за последнее время часто вижу тебя и ребят во сне. Сегодня снова видел сон, как будто я вместе с тобой и ребятами справлял какой-то праздник».

До глубины души тронули строки из писем Алексея: «Людмила, я в предыдущем письме писал, просил послать что-нибудь покушать, не возражаю, если у тебя есть на это возможности. В особенности изо всего полученного мной понравились катыши», «Людмила, как только разрешат приём посылок, сразу постарайся послать мне катышей…  Для меня была бы поддержка». Как ни трудно жилось в военные годы тем, кто остался в тылу, они делились с фронтовиками последним куском хлеба, всем, чем могли. 

В каждом письме домой Алексей успокаивает, уговаривает жену, чтоб та не расстраивалась и не плакала. Видимо, не все фронтовые письма доходили до адресатов, потому что Алексей пишет: «На каждое твоё письмо даю ответ.  Почему ты не получила? Но в этом моей вины  нет, и не обвиняй».  В своих письмах он надеется на светлое будущее: «Не надо переживать. Наше будущее ещё впереди»,  «Как снова мы будем с тобой вместе и тогда бы уж пожили». Но не суждено было Алексею  вернуться домой, увидеть  жену Люсю, детишек Лиду и Колю, родителей…

В последнем письме домой Алексей сообщил, что их готовят к отправке, а куда – он не знает. Больше известий от него не было. А потом родным Алексея пришла страшная весть о том, что он пропал без вести. Лидия Алексеевна хорошо помнит тот чёрный день: и то,  как отпустили её из школы, и то, как отваживались с едва живой от горя матерью женщины - соседки. Сколько их - матерей, жен, детей - проливали горькие слёзы после таких страшных извещений! Война безжалостно и без разбору пожирала людей - молодых, сильных, энергичных, в расцвете сил.

Так и считался Алексей Аникиев пропавшим без вести. Его жена и родители никак не хотели верить в то, что он мёртв, всё надеялись, что найдётся. Раз нет извещения о смерти, значит, убитым его никто не видел. Быть может, он в немецком плену, но всё-таки живой!  Потом вернулся домой после госпиталя Савелий Прокопьевич Шевелёв из деревни Клубоковская выставка, который был на фронте вместе с Алексеем. Он-то и сообщил им, что Алексей погиб в страшном бою на Карельском перешейке. Перед боем они пообещали друг другу, что если кто-то из них останется жив, то сообщит о гибели товарища семье погибшего.  Бомбёжка была такой сильной, что, по словам Савелия Прокопьевича, солдат буквально разрывало на части –  фрагменты человеческих тел разлетались во все стороны на несколько метров. Уцелеть в такой мясорубке было почти невозможно. Сам Савелий Прокопьевич в этом бою потерял руку. Очнулся он только в госпитале. Наверное, именно потому, что подсчитать точные людские потери и опознать многих погибших в том бою было невозможно, и отнесли Алексея к пропавшим без вести.

А семьям пропавших без вести пенсии от государства не полагалось. Тогда с этим было строго. Кто знает, может, солдат дезертировал, перешёл на сторону врага?  Только лишь после того, как Савелий Прокопьевич в сельсовете подтвердил гибель товарища в бою, жене и детям А.А.Аникиева была назначена пенсия. Хотя по официальным документам он так и числится пропавшим без вести. В Архангельской областной Книге памяти написано: «АНИКИЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ, 1911, д. Софроновская, рядовой. Пропал без вести в июле 1942г.»

Людмила Александровна замуж больше не выходила – на всю жизнь осталась верна своему Лёне (так она его называла). Снова и снова перечитывала она его письма: «Передай привет тёще, папе, маме. С горячим приветом к вам ваш муж Аникиев. Целую крепко, жму руку. Твой Лёня! Ещё раз до свидания. Пиши. Жду.»

Всё меньше остаётся среди нас участников Великой Отечественной. Но все они, живые и мёртвые, должны жить в нашей памяти, памяти детей и внуков. Ведь не зря говорят: «Человек жив, пока жива память о нём.» Пока мы помним, живы и те, от кого остались лишь пожелтевшие фотографии да письма-треугольнички.

Елена Маланина

"Знамя труда", 2011 год, 24 мая.

 

» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz