Моя малая родина. Село Вилегодск. Среда, 11.12.2019, 08:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Массовый отъезд вилежан в Сибирь в конце 17 - начале 18 веков | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Массовый отъезд вилежан в Сибирь в конце 17 - начале 18 веков

Такие регионы как Сибирь и Дальний Восток в общей площади занимают 12 с половиной миллионов квадратных километров. То есть почти три четверти от всей территории России. Присоединение этого огромного пространства к российскому государству началось в конце 16 века, и было связано с походом Ермака, инициатором которого были сольвычегодские купцы Строгановы. В целом освоение вновь открытого края произошло в течение 17 века. Очень важную роль в этом процессе сыграли жители Русского Севера и в том числе Северного Трехречья.

Еще в 90-х годах 16 века царское правительство столкнулось с проблемой обеспечения питанием постоянного русского населения Сибири. Первые группы русских поселились в основном местностях, не пригодных или малопригодных к земледелию. Поэтому продовольственный вопрос в Сибири сразу встал очень остро. Его пытались первоначально разрешить путем завоза хлеба из европейской Руси. Но это не решало вопроса о питании постоянного русского населения Сибири. Не разрешили его и ежегодные поставки хлеба в Сибирь. Подобная организация хлебоснабжения далекой окраины страдала крупным недостатком, так как поставка запасов в Сибирь обходилась необычайно дорого и занимала длительное время. При этом стоимость хлеба увеличивалась в десятки раз, а часть продовольствия по пути погибала.

Скоро стало известно, что в южной части расселения русского населения природные условия протяженных лесостепей благоприятствуют развитию земледелия. Не удивительно поэтому, что в течение всего 17 века правительственные наказы сибирским воеводам наполнены указаниями о необходимости заведения государственной пашни. В то же время население распахивало землю по собственной инициативе. Этому способствовал и состав населения, прибывавшего в Сибирь. В значительной части это было крестьянство, не просто выезжавшее, а буквально бежавшее из Европейской части России в связи со значительным ростом податного обложения и постепенным оскудением числа свободных земельных участков на своей прежней родине.

Государство стремилось завести в Сибири так называемую государеву десятинную пашню. Объявив всю сибирскую землю государевой, правительство предоставляло ее непосредственному производителю материальных благ для пользования на условии обработки за это государевой десятины. В наиболее чистом виде государева десятинная пашня выделялась особым полем, обрабатываемом государевыми крестьянами, которые получали за это землю для собственной пашни из расчета 4 десятины на 1 десятину казенной запашки. Также в XVII в. имели место случаи замены обработки государевой пашни (барщины) внесением хлебного оброка (натуральной рентой).

Следует отметить, что в некоторых случаях администрация сибирских уездов старалась оказывать денежную и материальную помощь таким семьям, а также освобождать их на несколько лет от податного обложения.

В итоге, возделанные пашни появились почти на всем протяжении Сибири с запада на восток. Если в конце XVI в. русский крестьянин начал пахать на самом западе Сибири (западные притоки р. Оби), то в середине XVII в. и второй его половине русские пашни были на Лене и Амуре, а в начале XVIII в. — на Камчатке. За одно столетие русская соха пропахала борозду от Урала до Камчатки. Естественно, что эта борозда шла вдоль основного пути продвижения русских с запада на восток по знаменитой водной дороге, связавшей великие сибирские реки: Обь, Енисей, Лена, Амур. Именно на этом пути сложились основные земледельческие очаги Сибири XVII в.

Как уже упоминалось выше, существенное число переселенцев составили выходцы с Русского Севера. И в том числе жители Вилегодской волости Сольвычегодского уезда. Первые вилежане могли оказаться в Сибири еще в 1590 году, когда из Сольвычегодского уезда по царскому приказу были отправлены 30 семей первопоселенцев. Отдельные семьи вилежан отправлялись в разные местности Сибири в течение всей первой половины 17 века. Яркую роль в торговом освоении края сыграл старинный купеческий род вилежан Елезовых. Уже в 1630-е годы Елезовы вели торговлю в Мангазее. Чуть позже часть рода перебирается в Сибирь для постоянного проживания. Так, в 1658 году в Енисейске упомянут таможенный голова Василий Елезов.

Однако основная масса жителей Виледи, решившихся на переезд, совершила его в годы правления Петра Великого. К этому времени русские переселенцы вплотную подошли к берегам реки Исети. Определенное любопытство вызывает тот факт, что вилежане не расселились по разным местностям Тобольского уезда, а выбрали для себя конкретную территорию для компактного проживания. А именно Маслянскую слободу будущего Шадринского уезда, которая была основана в 1669 году. В последующие годы вокруг слободы возникли многочисленные деревушки, значительную часть населения которых составили выходцы с Виледи.

Очень подробные сведения о времени переселения вилежан, о количестве переселившихся и другую важную информацию современным исследователям может предоставить Переписная книга Тобольского уезда за 1684 год. Её составитель Поскочин детально указал происхождение практически каждой семьи уезда. Судя по информации переписи, первым жителем Вилегодской волости, который оказался в Маслянской слободе, был Петр Савинов. Вот как его двор описывает переписчик: «Во дворе Петрушка Савинов. Сказал: родился де он в уезде Соли Вычегоцкой с усть Вилегды в Покровском погосте, попов сын. В Сибирь пришол и жил в Тобольском уезде в Беляковской слободе в беломесных казаках. И из беломесных казаков переведен в Маслинскую слободу в драгуны со 176-го году. У него дети: Гришка 10 лет, Олешка 8 лет.»

Итак, вилежанин Петр Савинов сначала служил в другой части уезда, в Беляковской слободе. А затем в 1668 году перебрался в Маслянскую слободу, где женился и где у него родились два сына.

Следует отметить, что хотя первым вилежанином в шадринских местах оказался П. Савинов, все же настоящими зачинателями массового переселения следует считать семью Верхозиных.

Фамилия Верхозиных на Виледи не то, что не распространена, а попросту отсутствует. Уже к 1710 году не наблюдается ни одного представителя этой фамилии в деревнях Вилегодской волости. И все же в Сибирь Верхозины приехали именно с Виледи. Об этом нам рассказывает Переписная книга Тобольского уезда за 1682 год. В книге сохранилась следующая запись:

«Деревня Верхозина на протоке

Во дворе Гришка Федоров сын Верхозин. Сказал: родился де он в уезде Соли Вычегоцкой Вилегоцкого погосту в деревне Стрункине, жил за великим государем во крестьянех. В Сибирь пришол и живет в Масленской слободе со 177-го году. У него сын Пронка.

Во дворе Игнашка Федоров сын Верхозин. Сказал: родился де он в уезде Соли Вычегоцкой Виле(го)цкого погосту в деревне Стрункине, жил за великим государем во крестьянех. В Сибирь пришол и живет в Масленской слободе со 177-го году. У него дети: Васка 15 лет, Ганка 8 лет.

Во дворе Игнашка Федоров сын Верхозин меньшой. Сказал: родился де он в уезде Соли Вычегоцкой Вилегоцкого погосту в деревне Стрункине, жил за великим государем во крестьянех. В Сибирь пришол и живет в Масленской слободе со 177-го году. У него сын Володка 3 лет.»

Таким образом, в 1669 году три брата, Григорий, Игнатий и еще один Игнатий Федоровичи Верхозины прибыли из вилегодской деревни Стрункино в Масленскую слободу, поставили три дома и вновь образованную деревню назвали именем своей семьи – Верхозина. Через год к ним приехал младший брат Кирилл и поставил четвертый дом. Причем Кирилл приехал не один. Вместе с ним прибыл сосед Верхозиных по деревне Стрункино – Федор Матвеевич Юдин. Ну а в последующие годы примерно 1-2 семьи с Виледи каждый год перебирались в эту местность. Большая часть сначала селилась в деревне Верхозиной. Перепись 1710 года показывает, что примерно треть жителей этого разросшегося до 62 дворов села, были вилегодского происхождения. Также немало вилежан осели в соседних деревнях Прыговская и Кокорина. Постепенно небольшие группы вилежан оказались и в других деревнях. Общий анализ показывает, что к 1710-м годам около ста вилегодских семей перебрались в Масленскую слободу будущего Шадринского уезда. Соответственно, резко упала численность жителей Виледи.

Очень яркую картинку резкого обезлюдивания Вилегодской волости рисует все та же петровская перепись населения 1710 года.

«Деревня Шихановская

Двор пуст крестьяна Ивана да Данила Тимофиевых детей  Козыревых запустел в 705 году а они владельцы Иван и с женою от скудости съехал в Сибирские городы а Данило взят в рекрутные салдаты»…

Так же, как и на всем Русском Севере основных причин для переселения было несколько. С одной стороны, все меньше было свободной земли. Часть её принадлежала церковным лицам – Вологодскому архиепископу, Николо-Коряжемскому монастырю, Сольвычегодским соборам. Еще большая по размеру площадь находилась в руках нескольких местных землевладельцев. Это конечно же именитые люди, а вскоре и бароны Строгановы, это купец из Великого Устюга Федор Дмитриевич Воробьев. Также до начала 18 века большими угодьями завладел местный купеческий род Елезовых, однако к середине 18 века их владения резко сократились, что вероятно связано с переездом семьи в Сибирь.

Наконец и сами вилегодские крестьяне за последние два века успели не плохо освоиться в здешней местности. В 1710 году на Виледи насчитывалось 230 населенных пунктов. Среди которых были конечно и деревни-однодворки, но были и большие села. Итак, первая проблема – нехватка земли.

Второй ключевой проблемой, подталкивавшей вилежан на отъезд, стал резкий рост податных платежей. 75 процентов населения Виледи относились к числу свободных черносошных крестьян, которые обязаны были уплачивать только государственные подати. Однако в годы правления Петра Великого эти подати неимоверно выросли. Прежде всего за счет введения царем подушной подати. Ведь помимо обычного семигривенного подушного оклада, на черносошных крестьян возложили еще четыре гривны, называемые «вместо помещичьего дохода». Иначе говоря, государственные крестьяне стали платить и налог и феодальную ренту в пользу государства. Что в принципе было естественным следствием грандиозных государственных расходов того времени – на Северную войну, на строительство Санкт-Петербурга и многое другое. 

Механизм взимания подушной подати был сведен к тому, что после первой ревизской переписи населения, а она учитывала поголовно все мужское население, было введено понятие «ревизская душа». Такая «душа» платила подати вплоть до следующей ревизии, даже если реальный человек уже скончался. В итоге целые крестьянские общины зачастую разорялись под гнетом налогов. Ситуацию усугублял третий фактор. Внедрение рекрутских наборов в армию. Так, с 1699 по 1714 годы по всей России в армию было забрано 330 000 человек. С 1705 года одного рекрута забирали от 20 дворов, что для крестьянства было немалой нагрузкой на людские ресурсы. Кроме того, на крестьян легла особенно тяжелая в годы Северной войны подводная повинность (доставка в армию продовольствия, фуража, боеприпасов).

Все эти тяготы легли и на население Виледи. И Виледь побежала. Зная о поселении первых выходцев с Виледи в деревне Верхозина Тобольского уезда, поехали сначала в неё и соседние деревни. В большинстве случаев переселение проходило по такому принципу – очередная семья прибывала в одну из деревень. Искали дом, в котором можно поселиться в качестве подворников. Несколько лет жили в чужом двору, работали, осваивались и приступали к строительству собственного дома. Так произошло к примеру с семьей Качиловых. Их родная деревня на Виледи, Боброва Гора и выставок из неё, сгорела в 1706 году. Три семьи Качиловых лишились крова. А учитывая перечисленные выше налоговые трудности, можно понять, почему Качиловы решили не отстраиваться заново, а уехать в Сибирь. Перепись сообщает нам об этом сухими строчками:

«Деревня выставок Бобровы горы

Двор пуст крестьян Тита да Петра Качиловых запустел в 706 году а они владельцы от пожару съехали в Сибирские городы в том же году и с женами».

В 1710 году, то есть через четыре года после пожара, три семьи Качиловых уже живут в трех разных деревнях возле центра вилегодского переселения, деревни Верхозина. Причем две семьи уже успели отстроить свои дома. В то время как третья, семья Семена Васильева сына Качилова проживает в деревне Тюленевой в доме отставного драгунского знаменщика Афанасия Первухина. А если мы обратимся к данным ревизии 1719 года, то Сергей Качилов уже живет своим двором, и более того, в его доме живут дети еще одного вилежанина, Василия Пунанова. От его двоюродного брата Ильи Пунанова, оставшегося жить в вилегодской деревне Прокопьевской, происходит автор данного материала.  

Оказавшиеся в Сибири вилежане, вероятно, не пожалели о принятом решении. Перепись 1710 года указывает десять бобыльских семей, временно живущих в чужих домах. Пять семей оброчных крестьян. Все же остальные семьи, имеющие вилегодские фамилии, указаны в статусе пашенных крестьян, имеющих свой двор, а значит дом, хозяйство и пашню.

Потомки вилежан-переселенцев петровской эпохи продолжает жить в Шадринском районе Курганской области. Первое время дети и может быть внуки вилежан еще сохраняли память о своей прародине. Иногда между ними заключались браки. Но по прошествии нескольких поколений эти воспоминания растворились и теперь потомки вилежан воспринимали себя просто местными жителями, не зная о корнях своих семей. Сейчас только их фамилии указывают на прародину предков. 

Краевед Анатолий Арсеев (Пунанов), г. Котлас

» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz