Моя малая родина. Село Вилегодск. Среда, 11.12.2019, 07:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | "Отечества умножить славу!" | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Лауреат конкурса

Валентина Климова

село Вилегодск

 

       Ольга Фокина

     Россия, Русь, храни себя, храни:
     Твои сыны хранить тебя не могут!
     У них свои дела не слава Богу,
     Свои заботы… так что - извини.
     Россия, Русь! Храни себя сама,
     И если впрямь - безвыходно и туго,
     Назло врагам, сплети себе кольчугу
     И бейся за хоромы-терема.
     Храни себя, храни, Россия, Русь!
     Распахивая поле, веруй свято:
     Твои подзагулявшие ребята
     Авось, ещё опомнятся… Не трусь!
     Авось, ещё с повинною придут
     За все перед тобою прегрешенья
     И - жизнь не в жизнь без твоего прощенья! -
     Стыдясь и каясь, в ноги упадут.
     Тебе в привычку - верить, ждать, любить,
     Не помнить зла, прощать обиды близким,
     Тебе не оскорбительно, не низко
     Блаженной ли, святой ли - быть ли, слыть…
     А если, мать, ты сделалась больна?
     А если конь-надёжа обезножел?
      - Ну что за блажь! Такого быть не может.
     Ты не имеешь права. Не должна!
     …Тебя разбудят, кнут употребя…
     Но дело ли - сердиться на сыночка?!
     При плуге, при кольчуге, в лапоточках,
     Стой, как стояла! И храни себя.

Победители конкурса

Возрастная номинация от 18 лет

I место

Елена Вепрева

село Вилегодск

Руководитель Непеина Л.М.

 

 

Евгений Евтушенко

ЯРМАРКА В СИМБИРСКЕ

Ярмарка!

      В Симбирске ярмарка.

Почище Гамбурга!

             Держи карман!

Шарманки шамкают,

            и шали шаркают,

и глотки гаркают:

           «К нам! К нам!»

В руках приказчиков

      под сказки-присказки

воздушны соболи,

            парча тяжка.

А глаз у пристава

           косится пристально,

и на «селедочке»

            перчаточка.

Но та перчаточка

            в момент с улыбочкой

взлетает рыбочкой

            под козырек,

когда в пролеточке

            с какой-то цыпочкой,

икая,

  катит

      икорный бог.

И богу нравится,

      как расступаются

платки,

   треухи

      и картузы,

и, намалеваны

         икрою паюсной,

под носом дамочки

            блестят усы.

А зазывалы

        рокочут басом,

торгуют юфтью,

           шевром,

               атласом,

пречистым Спасом,

            прокисшим квасом,

протухшим мясом

             и Салиасом.

 И, продав свою картошку

да хвативши первача,

баба ходит под гармошку,

еле ноги волоча,

и поет она,

        предерзостная,

все захмелевая,

шаль за кончики придерживая,

будто молодая:

 «Я была у Оки,

ела я-бо-ло-ки.

С виду золоченые —

в слезыньках моченные.

 Я почапала на Каму,

я в котле сварила кашу.

Каша с Камою горька —

Кама слезная река.

 Я поехала на Яик,

села с миленьким на ялик.

По верхам и по низам —

всё мы плыли по слезам.

 Я пошла на тихий Дон,

я купила себе дом.

Чем для бабы не уют?

А сквозь крышу слезы льют».

 Баба крутит головой.

Все в глазах качается.

Хочет быть молодой,

а не получается.

И гармошка то зальется,

то вопьется, как репей...

Пей, Россия,

          ежли пьется,—

только душу не пропей!

 Ярмарка!

       В Симбирске ярмарка.

Гуляй,

    кому гуляется!

А баба пьяная

в грязи валяется.

 В тумане плавая,

царь похваляется...

А баба пьяная

в грязи валяется.

 Корпя над планами,

министры маются...

А баба пьяная

в грязи валяется.

 Кому-то памятник

подготовляется...

А баба пьяная

в грязи валяется.

 И мещаночки,

      ресницы приспустив,

мимо,

   мимо:

      «Просто ужас! Просто стыд!»

И лабазник — стороною

мимо,

   а из бороды:

«Вот лежит...

          А кто виною?

Всё студенты да жиды...»

И философ-горемыка

ниже шляпу на лоб

и, страдая гордо,—

                  мимо:

«Грязь —

      твоя судьба, народ».

Значит, жизнь такая подлая —

лежи и в грязь встывай?!

 Но кто-то бабу под локоть

и тихо ей:

      «Вставай!..»

Ярмарка!

      В Симбирске ярмарка.

Качели в сини,

           и визг,

               и свист.

И, как гусыни,

      купчихи яростно:

«Мальчишка с бабою...

               Гимназист».

Он ее бережно

        ведет за локоть.

Он и не думает,

         что на виду.

«Храни Христос тебя,

               яснолобый.

А я уж как-нибудь

             сама дойду».

И он уходит.

       Идет вдоль барок

над вешней Волгой,

            и, вслед грустя,

его тихонечко крестит баба,

как бы крестила свое дитя.

Он долго бродит.

      Вокруг все пасмурней.

Охранка —

       белкою в колесе.

Но как ей вынюхать,

          кто опаснейший,

когда опасны

        в России все!

Охранка, бедная,

         послушай, милая,—

всегда опасней,

            пожалуй, тот,

кто остановится,

          кто просто мимо

чужой растоптанности не пройдет.

А Волга мечется,

             хрипя,

                 постанывая.

Березки светятся

         над ней во мгле,

как свечки робкие,

         землей поставленные

за настрадавшихся на земле.

 Ярмарка!

      В России ярмарка.

Торгуют совестью,

             стыдом,

                  людьми,

суют стекляшки,

         как будто яхонты,

и зазывают на все лады.

Тебя, Россия,

         вконец растрачивали

и околпачивали в кабаках,

но те, кто врали и одурачивали,

еще останутся в дураках!

Тебя, Россия,

          вконец опутывали,

но не для рабства ты родилась —

Россию Разина,

         Россию Пушкина,

Россию Герцена

         не втопчут в грязь!

Нет,

 ты, Россия,

         не баба пьяная!

Тебе великая дана судьба,

и если даже ты стонешь,

                     падая,

то поднимаешь сама себя!

 Ярмарка!

     В России ярмарка.

В России рай,

         а слез — по край.

Но будет мальчик —

            он снова явится

и скажет праведное:

                "Вставай!"


III место

Елена Байбородина

село Вилегодск

Руководитель Непеина Л.М.

 

Алексей Сухановский.

Не говорите мне "прощай"...

(отрывок из книги "У моря Белого, студёного")

     Послушай, Север! Что у тебя за характер? Вздорный, капризный, злой. За коротким летом наваливается скука затяжных моросящих дождей. За неуютом поздней осени валит тяжёлый, без продыху снег. Ты морщишь сугробами свой ледяной лоб. Ты сечёшь нещадными ветрами. Ты скупо отрезаешь мне краюху неверного летнего тепла.

     Я устал от тебя, Север!

     Всё, собираю манатки и уезжаю. На самолёте, поездом да пешком, чёрт возьми, убреду по первой же пороше. На юг, к ласковым и беспечным побережьям, где поёт и плещет нежная волна.

     Я ненавижу тебя, Север. За переменчивую погоду, за скудость и непритязательность красок. За ревущую стужу, за непролазную грязь просёлка, за тёмные окна убитых изоб в глухих заброшенных деревнях. За неверность погоды. За угрюмость медвежьих углов. За подлость вьюги, переметающей теряющийся лыжный след. За безнадёгу чугунных километров пешего пути.

     За краткость встреч, за тяжесть скорых расставаний.

     Но, уже стоя на пороге, я вдруг прощаю тебе всё. Костёр памяти бросает тёплый душевный свет. И в его мимолётных бликах я вижу огоньки ночлега в конце долгого пути. То ли лесная избуха, где заботливой рукой по полочкам – сухари, сахар, соль, спички да посуда. То ли приветливое жильё на столбовом тракте.

     Крепкое рукопожатие. Нехитрый ужин на скорую руку, по-простому. Стаканчик холодной водки – с дорожки, с устатку. Пёстрый бочок толком просоленной трески. Пар над шершавыми кулаками картошки в закоптелом чугунке. Долгий и неторопкий разговор с хозяином дома. А наутро – кружка парного молока со щедро отпоротым от домашнего каравая ломтем ржанухи. Расставание с людьми, с домом, чьё тепло и уют ты будешь помнить и хранить в заветном сердца уголке, пожалуй, всю жизнь.

     Я прощаю тебе, Север, свирепость и упрямство характера. Я понимаю тебя. Ты не можешь быть иным. И я всё же так похож на тебя. Ведь ты – моя Родина, большая и малая, единственная. Без тебя мне не жить. И потому, будь ты проклят, я…я остаюсь!

Возрастная номинация от 14 до 18 лет

 I место

Руслан Ногтев, Ольга Гомзякова, Мария Антонова

Ильинская школа.

Руководитель Шевелёва Т. П.

 

И. Потяга

***

Россия - непростые берега,
Чужим пророкам не причалить.
Своих не больно величаем
Не от великого ума.
Россия - вечно свет и тьма,
Встают года из зла и пепла…
Встают года из зла и пепла…
Россия - вечно молода!
Россия – вечно беспросветна!
Россия - наш родной причал,
Россия- дом наш над откосом.
Я здесь о юности кричал,
Я здесь заговорил о взрослом.
Здесь дни войны стоят стеной,
Но в грязь Россия не упала,
Здесь песня льётся над рекой,
Над Волгой или над Уралом.
Россия не даёт мне спать,
О ней я думать не устану,
Россия – мне отец и мать,
С Россией буду вечно пьяным.
Здесь Пушкин жил, Толстой творил,
И Блока мне Россия подарила.
Здесь и Есенин говорил
О том, что не было и было.
Здесь песнь осеннюю запел
Чайковский – сын России милой,
Здесь Скрябин музыку творил
России, матери любимой.
Здесь космос первым покорил
Простой советский русский парень.
Россию он благодарил
За то, что он уже летает.
Здесь флот воспел её шаги,
И поднимался флаг России.
И падали у врат враги,
И падали, поверив русской силе.
… Россия – вечно свет и тьма,
Встают года из зла и пепла…
Россия вечно молода!
Россия – вечно беспросветна?
Звонят в церквах колокола,
И, значит, я - в России, дома.
Живи, живи, моя страна,
Живи и не люби иного!

II место

Татьяна Сухих

Вилегодская школа

Руководитель Непеина Л.М.

Евгений Евтушенко

Ванька - Встанька.

По разграбленным сёлам
Шла Орда на рысях,
Приторочивши к сёдлам
Русокосый ясак.

Как под тёмной водою
Молодая ветла,
Русь была под Ордою,
Русь почти не была.

Но однажды, как будто
Все колчаны без стрел,
Удалившийся в юрту,
Хан Батый захмурел.

От бараньего сала,
От лоснящихся жён
Что-то в нем угасало,
Это чувствовал он.

И со взглядом потухшим
Хан сидел, одинок,
На сафьянных подушках
Сжавшись, будто хорёк.

Хан сопел исступлённо,
Скукотою томясь.
И бродяжку с торбёнкой
Ввёл угодник-толмач.

В горсть набравши урюка,
Колыхнув животом,
– Кто такой? – хан угрюмо
Ткнул в бродяжку перстом.

Тот вздохнул: - Матерь Божья,
То Батый, то князья.
Дел игрушечных мастер,
Ванька Сидоров я.

Из холстин дыроватых
В той торбёнке своей
Стал вынать деревянных
Медведей и курей.

И в руках баловался
Потешатель сердец -
С шебутной балалайкой
Скоморох-дергунец.

Но в игрушки вникая,
Умудрённый, как змий,
На матрёшек вниманье
Обратил хан Батый.

В мужичках скоморошных,
Простоватых на вид,
Как матрёшка в матрёшке,
Тайна в тайне сидит.

И с тоской первобытной
Хан подумал в тот миг:
Скольких здесь перебил он,
А постичь – не постиг.

Озираясь трусливо,
Буркнул хан толмачу:
– Все игрушки тоскливы,
Посмешнее хочу.

Пусть он, рваная нечисть,
Этой ночью не спит
И особое нечто
Для меня сочинит.

Хан добавил, икнувши:
- Перстень дам и коня,
Но чтоб эта игрушка,
Просветлила меня.

Думал Ванька про волю,
Про судьбу про свою.
И кивнул головою:
– Просветлю, сочиню.

Шмыгал носом он хмуро,
Но явился в свой срок.
– Сочинил я игрушку,
Ванькой-встанькой нарёк.

Хан прижал его пальцем
И ладонью помог.
Ванька-встанька попался,
Ванька-встанька прилёг.

Хан свой палец отдёрнул,
Но, силён, хоть и мал,
Ванька-встанька задорно
Снова на ноги встал.

Хан игрушку с размаха
Вмял в кошму сапогом
И, знобея от страха,
Заклинал шепотком.

Хан сапог отодвинул,
Но, держась за бока,
Ванька-встанька вдруг
Вынырнул из-под носка.

Хан попятился грузно,
Русь и русских кляня:
– Да уж, эта игрушка
Просветлила меня.

Хана страхом шатало,
И велел он скорей
От Руси, от шайтана
Повернуть всех коней.

И теперь, уж отмаясь,
Положённый вповал,
Ванька Сидоров - мастер
У дороги лежал.

Он лежал, отсыпался,
Руки белые врозь,
Василёк между пальцев
Натрудившихся рос.

А в пылище прогорклой
Так же, мал, да удал,
С головёнкою гордой
Ванька-встанька стоял.

Из-под стольких кибиток,
Из-под стольких копыт,
Он вставал – не убитый,
Только временно сбит.

Опустились туманы
На лугах заливных,
И ушли басурманы,
Будто не было их.

Ну а Ванька остался,
Как остался народ.
И душа Ваньки-встаньки
В каждом русском живёт.

Мы народ Ванек-встанек
Нас не бог уберёг.
Нас давили, топтали
Столько разных сапог.

Они знали: мы Ваньки,
Нас хотели покласть,
А о том, что мы встаньки,
Забывали, платясь.

И смеётся не вмятый,
Не затоптанный в грязь,
Мужичок хитроватый,
Чуть по-ка-чи-ва-ясь.

III место

Елизавета Матюнина

Вохтинская школа

Руководитель Кондакова Т.Г.

  В. Киприянов.

Хорошо ли быть Ломоносовым?

 

Маргарита Бровина

Ильинская школа

Руководитель Шевелёва Т.П.

 
Татьяна Полежаева. Венок Виледи


Лучшая литературно-музыкальная композиция

в возрастной номинации от 18 лет

 

«Храм в душе построить ты позволь мне…» 

Никольский Дом культуры. Руководитель Чеснокова М. П.

 

Лучшая литературно-музыкальная композиция

в возрастной номинации от 14 до 18 лет

 

«Может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать»

 Вохтинская школа.

Руководители: Бурлакова С. В., Климова Л. Е., Кондакова Т. Г.

 

Приз зрительских симпатий

Литературно-музыкальная композиция по стихам вилегодских поэтов «Храм в душе построить  ты позволь мне…» 

Никольский Дом культуры. Руководитель Чеснокова М. П.

 

Татьяна Сухих

Вилегодская школа. Руководитель Непеина Л.М.
» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz