Моя малая родина. Село Вилегодск. Суббота, 04.12.2021, 04:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Мой дедушка | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

III межрайонные литературно-краеведческие чтения,
посвящённые 105-летию со дня рождения М. Д. Пузырева
__________________________________
Нина Андреевна Осокина

Мой дедушка
(Из истории раскулачивания семьи Тропниковых из деревни Насадкинская)


Сегодня  я хочу рассказать вам о своём дедушке по отцовской линии Тропникове Василии Степановиче. Он родился 24 января 1885 года в деревне Насадкинская Сольвычегодского уезда Богоявленского прихода. Умер в своей родной деревне 4 октября 1960 года.
Папы в моей жизни не было. Его не стало, когда мне исполнилось только девять месяцев. Моя мама, молодая красивая тридцатилетняя женщина, стала вдовой с тремя детьми на руках. Старшему сыну Паше было пять лет, сестре моей Тамаре - четыре года, мне - девять месяцев. Мама вышла замуж и пришла жить в дом отца, где ещё хозяином считал себя его отец или свёкор для мамы. Мама сразу стала его называть тятей. Дедушка и стал  моей маме Екатерине Павловне Тропниковой опорой в жизни, а нам заменил отца.  
Дед был физически крепким человеком, очень строгим,  набожным. В то же время для нас внуков был добрым и внимательным, даже ласковым. Особенно он любил меня, а я его. Правда, я мало что помню. Но некоторые эпизоды той жизни отчётливо всплывают в моей памяти…
Дедушка тогда рассказывал, что много лет служил в царской армии. Участвовал в Первой мировой войне. Как он говорил, на империалистической.  Пришёл с войны в звании унтер-офицера. Был награжден Георгиевским Крестом. Привёз с войны две сабли.  Одна сабля была драгунской, а вторая была трофейной, называлась австрийский палаш. Очень напоминала меч. Дед очень дорожил ими, но в семье сохранить их не удалось.  Ещё дед привёз с войны белую кавалерийскую бурку и башлык. В башлыке он потом ходил на охоту. На войну он уходил на своём коне по кличке Воронко. Прошёл на нем всю войну и вернулся  домой. Верой и правдой конь служил своему хозяину и его семье ещё долгие годы.  Когда Воронко умер от старости, хозяин очень переживал.  Наконец,  он выкопал во дворе большую яму и похоронил  коня во всей упряжи. А над могилой посадил липу. 
С войны у деда было ранение в мочку уха. Эта рана периодически воспалялась и доставляла большие  неудобства. Его направили в Архангельск в областную больницу. Там ему поставили диагноз рак уха.  Я помню, как дедушка приехал из Архангельска и привез нам внукам полмешка яблок. Для нас это была огромная радость. Ведь мы никогда не видели столько лакомств. Вскоре после приезда дед всерьёз заболел, но лежал недолго. Последний раз повела его мама из бани. А он шёл и прощался: «Прощай белый свет, прощай трава зелёная, прощай солнышко ясное!» Мама вела его, и слезы катились по её щекам. А за два дня до смерти сказал снохе, чтобы замачивала треску на пироги для похорон. Затем дед съездил в Вятку. Привёл оттуда рыжую кобылу  Рыжуху, её потом забрали в колхоз «Большевик», образованный в деревне. Дед в колхоз так и не вступил. Хотя на колхозную работу  ходил. Он был очень мастеровым человеком, хорошо разбирался в строительстве. Советскую власть  он так и не принял, но смирился. 
Семья деда была зажиточная, очень работящая. Он вспоминал: «Работали денно и нощно». 
После революции 1917 года к власти в нашей стране и на нашей Виледи пришли  большевики. Деда объявили подкулачником, а его старшего брата Фёдора кулаком. Фёдора раскулачили, дом полностью разорили, а его с семьей хотели отправить в Сибирь. Но Фёдор уже тяжело болел, и  его оставили в деревне. А где жить? Дом и все постройки новая власть конфисковала. 
 У деда Василия был  добротный дом-пятистенок с мезонином, стая на пять коров. Дом разломали. Одну избу увезли в колхоз. Другую избу они с братом Фёдором перевезли и рядом поставили. Там стал жить брат с семьёй. Из остального разоренного хозяйства Василий собрал себе избу и стаю для скота. 
Мама пришла в этот полуразрушенный дом и привела корову «Приданницу». Брат деда Фёдор вскоре умер, оставив жену Елену с двумя дочками. Мы её называли ласково тётка Еленка, а иногда -  бабушка.  Она нянчилась с нами и маме помогала во всём.
У дедушки Василия Степановича и бабушки Екатерины Григорьевны было два сына и дочь. 
Старший сын Андрей был призван в ряды Красной армии 23 июня 1941 года, демобилизован в декабре 1945 года. Больше  не сохранилось никаких сведений о его службе в армии. Были утрачены все документы. Мать мою Екатерины Павловну Тропникову даже не приравняли к  вдовам участников Великой Отечественной войны. Хотя были свидетели, что отец воевал и пришёл домой контуженный, был инвалидом войны.  Пожил он недолго, в 1954 году отца не стало.
Второй сын Павел пропал без вести, дедушка получил по почте это известие. Затем уже в наши дни удалось узнать, что Тропников Павел Васильевич погиб на Курской дуге в звании старшего лейтенанта. 
Средняя дочь Елена в 14 лет пошла работать. Она работала на лесозаготовках. Девушка на лошади возила воду для дороги-ледянки. Работала много, чтобы помочь отцу погасить налоги, которые ему присудили как твёрдозаданцу. Так называли единоличника-кулака, обязанного выполнить твердое задание.
После смерти папы в 1954 году здоровье деда резко ухудшилось. Но он не поддавался болезни. Собрал мужиков и поехал в лес, чтобы выбрать деревья для новой «передовой» избы. Деревья спилили, привезли и срубили новую избу. Дедушка сам руководил постройкой. Подвёл её под крышу, но не отделывал изнутри. Он боялся, что снова могут раскулачить. А пол и печку сделал ещё сам. 
Я помню, как делали эту печь. Её делали из глины. Она до сих пор стоит в избе. Мы дети босыми ногами месили эту глину. Из неё делали кирпичи. Закладывали их в специальные формы в виде квадратов. А потом сушили и обжигали. Из этих кирпичей и сложили печь. Дед получал небольшое пособие на сына и угощал внучат.  Сам он пенсию не получал до самой смерти.
Дедушка нам рассказывал много  историй-страшилок. Вот одна из них.
Из лесу не пускает леший 
«Гребли мы со старухой на заполье, в урочище Сенюшкина избушка, торопились. Но сметать зарод засветло  не успели.  Тогда я говорю:  «Иди, Катерина, домой, топи баню. А я домечу сено и приду скоро». Дома-то скот, обряд. Ушла Катерина. А ходу до дому  вёрст семь будет. Ну а я сено дометал, всё прибрал, передохнул и пошёл домой. А уже начинало темнеть. Пошёл по дороге, по которой уже много лет ходил. Каждый кустик, каждый поворот знаком с детства… А тут иду, а дорогу затянуло кустами. Пробраться  не могу. Обратно пойду, дорога чистая. Нет никаких кустов. Несколько заходов делал. И всё без толку! Тут меня и осенило: «Некошные водят!» Сел на пенёк, переобулся. Обувь с левой ноги на правую обул, а  с правой на левую. Вывернул наизнанку верхнюю рубаху «верховичу», молитву «Отче наш» прочитал и пошёл себе  дальше. А дорога-то чистая, да ровная . Домой явился за полночь. Катерина взволнованно спросила: «Что, Василий Степанович, поди волков встретил?». А я ей отвечаю: - «Не волков. Некрещёных встретил!»
С войны у деда было ранение в мочку уха. Эта рана периодически воспалялась и доставляла большие  неудобства. Его направили в Архангельск в областную больницу. Там ему поставили диагноз рак уха.  Я помню, как дедушка приехал из Архангельска и привез нам внукам полмешка яблок. Для нас это была огромная радость. Ведь мы никогда не видели столько лакомств. Вскоре после приезда дед всерьёз заболел, но лежал недолго. Последний раз повела его мама из бани. А он шёл и прощался: «Прощай белый свет, прощай трава зелёная, прощай солнышко ясное!» Мама вела его, и слезы катились по её щекам. А за два дня до смерти сказал снохе, чтобы замачивала треску на пироги для похорон. 
Дед ушел… Но его наказ  следить за домом и хозяйством  мама выполняла как могла всю свою жизнь Всегда у семьи было большое хозяйство. Новую избу, срубленную ещё дедом, мама  достроила, сделала внутреннюю отделку. Жили мы в ней только летом, всегда с нетерпением ждали этого момента. В конце 60-х годов на доме сделали новую крышу из шифера. К сожалению середняя изба требует ремонта. Мама надеялась получить выплату, которую выдавали вдовам участников Великой Отечественной Войны  в связи с юбилеем Победы и отремонтировать избу. Мама так надеялась на эту возможность, хотела поднять избу и покрыть крышу дома металлопрофилем. Выплату она не получила, из-за этого очень переживала. Она даже плакала и рассуждала про себя, что если уж она не вдова, и ей не положено, то где справедливость. Она говорила: «Я всю войну трактористкой проработала, была в Карелии на оборонных работах, вдова участника Великой Отечественной войны и не заслужила!». В 2010 году мама ушла из жизни с обидой в душе. Она завещала присматривать за домом, не продавать его, собираться в нем с детьми и внуками. Что мы и делаем.

 

» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2021
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz