Моя малая родина. Село Вилегодск. Среда, 11.12.2019, 12:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Аникиева М.В. | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Родилась в глубоко верующей, трудолюбивой семье...

 

Люблю рассматривать старые фотографии. У каждой - своя история. Кроме того, в них видится настоящая жизнь! Ушедшая, но такая интересная, не простая - с чувствами!

С замиранием сердца взяла в руки эту черно-белую фотокарточку, которую мне дала моя собеседница. Сразу бросилось в глаза: красота лиц, красота душ! Совсем молодые здесь муж и жена - Григорий Михайлович и Мария Викторовна Аникиевы из деревни Сафроновская. Григория Михайловича уже давно нет в живых, а Марии Викторовне 27 марта исполнилось 85 лет. В связи с этим и была назначена наша встреча, чтобы пополнить газетную рубрику "Родники" очередной зарисовкой о людях уходящей эпохи.

...Cвою непростую историю жизни рассказала мне моя собеседница - Магдалина (такое библейское имя было дано ей при рождении), Маня (так назвалась, когда ее отправили в детский дом в селе Вилегодск), Мария (по паспорту). Мария Викторовна рано потеряла родителей. С любящим и любимым мужем прожила только девять лет. Одна, в трудах и заботах, подняла на ноги своих детей - сына и дочку, дала им образование, пестовала внуков.

Самое главное, чему рада эта женщина, она счастливо унаследовала от своих родителей веру в Бога, любовь к людям, большое трудолюбие, доброе отношение к жизни. За что и уважаема всеми.

...Родилась Мария Викторовна в деревне Березник в 1934 году, в глубоко верующей, трудолюбивой семье, где присутствовало обостренное отношение к вопросам духовным и нравственным, за что, в общем-то, и поплатились Гомзяковы. Всего детей у Виктора Дмитриевича и Александры Дмитриевны было четверо: Миша, Тоня, Коля, Магдалина...

О той счастливой поре, когда были все вместе, помнит смутно. После, когда стала старше, поняла: не будь родители верующими, страшным грехом считавшими осквернение церковных святынь, с утра до ночи трудившиеся, то представители советской власти оставили бы, наверное, их в покое. Однако все вышло по-другому. По доносу Виктора Дмитриевича арестовали, судили, а потом сослали на Дальний Восток, где он и умер. Потом, конечно, репрессировали.

В этой портретной зарисовке про Марию Викторовну я умышленно не раскрыла тему, касающуюся трагической судьбы ее отца. Рассказывать вскользь об этом, думаю, дело недостойное. Во-первых, Мария Викторовна уже некоторые детали и не помнит, хотя есть в семье некоторые документальные тому свидетельства: "Арестован 28.06.38 года. Архангельским областным судом 7.03.39 года по ст.58-10 ч.1 УК РСФСР незаконно осужден к лишению свободы, сроком на 10 лет. 28.07.42 года дело прекращено, в связи со смертью. Посмертно реабилитирован 3.03.92 года".

А, во-вторых, старенькая женщина думает и о другом: возвращение из забвения имени Виктора Дмитриевича Гомзякова, возможно, было бы нежелательно родственникам тех (уже в третьем поколении), кто доносил, арестовывал, допрашивал, ибо нанесло бы некую угрозу безупречной их репутации. Тем более, Мария Викторовна считает: не нужно копить обиды, а обидчиков надо прощать. Не случайно, посещая храм, постоянно ставит свечи за то, чтобы в мире было меньше злобы? и люди с добром относились друг к другу. Поэтому нет ничего удивительного в обыденности ее рассказа (без горечи и надрыва) про свое обездоленное детство и про рано ушедших из жизни родителей.

...Не выдержала испытаний и тоски по мужу мама Марии Викторовны, Александра Дмитриевна, тяжело заболела, а через некоторое время умерла. Кстати, Александра Дмитриевна женщиной была мастеровой, владела гончарным искусством: делала трубки для печей многим в деревне. Детей отправили в интернат в Котлас. Магдалина (по свидетельству о рождении) попала в Вилегодский детский дом. Ее привезли туда в 1942 году - худую, испуганную, наголодавшуюся. Несколько растревоженная воспоминаниями, моя собеседница опять извинилась: мол, может, какие-то подробности уже и не вспомнить совсем.

Девочка назвалась там попроще - Маней. Ей показалось, что данное родителями имя сложное для восприятия. Всем сразу понравился кроткий нрав девчушки, ее большое трудолюбие, ответственность. Косила траву для интернатского скота, шила, мыла полы, не отказывалась ни от какой работы. Да, позже была попытка представителей соответствующих служб воссоединить девушку с родной сестрой и братьями, которые были увезены в Котлас, но она испугалась ехать в незнакомое место: воспитанники и воспитатели Вилегодского детского дома стали для нее уже родной семьей. Да и директор, Николай Александрович Журавлев, не хотел отпускать трудолюбивую девушку. Он видел, насколько привыкла уже она тут, и лишний раз травмировать не захотел. Кстати, Николай Александрович бережно относился к семейным тайнам своих воспитанников. А, в основном, здесь проживали дети репрессированных.

Когда пришло время получать профессию в ФЗО, тоже, подумав, не поехала. Прикипела уже к этим местам, поэтому предполагала, что будет страшно скучать. Да и к тому времени многое уже умела и без теоретической подготовки. Поэтому силком никто девушку ехать учиться заставлять не стал. Поскольку в рукоделье ей почти не было равных, определенное время работала учителем труда в Детском доме, пока его не закрыли. После трудилась в колхозе, в потребительском обществе - прачкой.

В двадцать один год вышла замуж за Григория Михайловича Аникиева, родившегося в деревне Сафроновская в 1927 году. В годы войны он подростком работал в колхозе и на лесозаготовках. Был призван в армию в семнадцать лет в ноябре 1944 года. Служил в 115-м полку войск НКВД. С 1946 года Григорий стал курсантом полковой школы 10-го мотострелкового полка первой мотострелковой дивизии МВД. Окончив учебу в звании младшего сержанта, был назначен заместителем командира отделения. Первая мотострелковая дивизия МВД выполняла задачи обеспечения безопасности членов правительства, охраны правопорядка Москвы. До 1954 года работал в Германии. Успел уже пережить жуткую трагедию: молодая жена умерла во время родов, ребенка тоже не спасли. Вернулся на малую родину и с легкой руки Марии Гомзяковой вновь почувствовал радость жизни.

Сразу по нраву пришлась молодому человеку бойкая, красивая, веселая, трудолюбивая девушка. Всем сердцем он ее полюбил и был счастлив, узнав об ответном чувстве. Привел в свой дом. Родился сын, дали ему красивое имя Олег. Впоследствии так же назовут и внука - сына дочери Валентины.

Но не суждено было растить детей вместе. В 1964 году Григорий Михайлович скоропостижно умер. Младшая Валентина была так мала, что даже не запомнила отца. Свекровь и свекор, любящие и уважающие невестку, переживающие за внуков, уговорили Марию выйти замуж за младшего их сына Николая - брата Григория. Мол, все же полегче! Но через девять лет молодая женщина вновь овдовела. С тех пор больше не испытывала судьбу. Воспитывала детей одна, тогда уже и родителей мужа схоронила. Помощи большой ждать было неоткуда. Вот так всю жизнь, как говорится, "робила от души и за гроши". Кто тогда в сельской местности много зарабатывал?! Поэтому, чтобы поддержать свой семейный бюджет, держала скот, сажала много картошки, чтобы излишки продать. Конечно, помогали дети - Олег и Валя к труду были приучены с детства. Свои домашние обязанности выполняли беспрекословно, были дисциплинированными. Не случайно, уже во взрослой жизни, демонстрировали и демонстрируют ответственность по отношению к любому делу. Чему их старенькая мама очень даже рада и гордится своими детьми: у Олега Григорьевича свой бизнес, Валентина Григорьевна руководит большим коллективом библиотечных работников. Есть у Марии Викторовны еще сын от второго брака. Григорий - инвалид с детства. Очень рада, когда он по четыре месяца гостит дома. А еще молится за него, просит сил себе, чтобы подольше побыть с сыном, пообщаться.

В ладу живет с соседями по деревне, всех своих односельчан любит, трепетно относится к родной деревне. А те платят ей ответной любовью и уважением. Помогают, навещают. Особенно благодарна старенькая женщина Ивану Витальевичу Аникиеву.

...До сих пор не может Мария Викторовна не рукодельничать. Сколько всего ею связано! Если все вместе сложить, то получатся - километры. Салфетки... прошвы... подвесы для кровати. В свое время вязала даже на продажу, когда дети получали дальнейшее образование после школы. Кофты - дочке. Потом внучкам - платьица.

Ее вязаные "кружки" есть во многих домах. Красуются они и у меня. Недавно одно из таких ярких изделий приглянулось моему городскому зятю. Попросил в машину на сиденье и остался очень доволен таким подарком.

С удовольствием смотрит православный канал "Союз", читает православную литературу. И верит, что сказанное там слово не исчезает бесследно, а западает в души. А еще - Мария Викторовна является дисциплинированной прихожанкой Ильинского (когда живет зимами у дочери Валентины) и Вилегодского храмов. Бесконечно рада тому, что в этих выстоявших от разрушения стенах произносится слово Божие.

Нина ОВЕЧКИНА

Фото из домашнего архива

"Знамя труда", 2019 год, 28 марта

» Поиск

» Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz